Бестиарий

Марина Стахиева – представитель целой плеяды молодых художников, новых графиков, героев современной петербургской арт-сцены. Выпускница Ярославского художественного училища, студентка графического факультета Академии художеств (мастерской А. Заставского), автор печатной графики с лего-человечками, «римских» платков, автопортретов, трансформирующих и транслирующих эстетику прерафаэлитов. Создатель фигуративных вещей на тему телесности, визуализирующих опыт и практику «здесь и сейчас».

«Бестиарий» - первый большой персональный проект Стахиевой, собравший воедино графические произведения, лайтбоксы, объекты-аппликации и живописные холсты. Поступательное выстраивание собственной методологии и мифологии стало для Марины отправной точкой в подготовке проекта и центральным сюжетом, вокруг которого развивается вся выставка. Над представленной графикой, условно разделённой по принципу: «ситуация», «воспоминание», художник работает на протяжении всего последнего времени. Она открыто эксплуатирует привычный поведенческий художественный паттерн: - эксплуатация личного опыта. Её сознательное погружение в определённые моменты своего прошлого последовательно развивается из одного рисунка в другой, от сюжета к сюжету, образуя непрекращающуюся линию повествования. Марина нарциссически наполняет собой всё вокруг, созданная ею тотальная инсталляция поднимает вопросы о собственном месте, смысле любого художественного действия в эпоху постинтернета, метамодернизма и новых медиа.

Стахиева тщательно отбирает сюжеты для работ. Она классифицирует их на блоки важных временных событий своей семьи: жизнь – смерть, праздник – повседневность. «Фотоальбомы для меня — это клад с ресурсами. Рассматривая и вспоминая, я возвращаю себе ощущение принадлежности и безопасности. Достаю ногами землю и понимаю, что не тону и вряд ли утону с таким увесистым основанием. Они все рядом, и я пазл, я причастна перманентно». Марина отыскивает случаи и образы в глубинах собственной памяти; открыто обнажаясь, раскрывается для дальнейшего перерождения. Название выставки отсылает к средневековому сборнику вымышленных созданий, - бестиарию. Только вместо аллегорических существ главным здесь выступает автономное мифическое начало – alter ego художника, получившее возможность повторного путешествия в уже случившееся, переосмысляя ключевые эпизоды, обнаруживая там новые опции восприятия и реагирования.

Безусловно, одной из главных тем проекта является диалог с родной для Марины alma mater – Академией художеств, с которой она связана самыми тесными узами. Находясь в эпицентре академической жизни, подчиняясь её основным устоям, Стахиева подвергает критической рефлексии саму систему традиционного художественного образования. Оставаясь внутри процесса, продолжая нарабатывать и оттачивать своё мастерство, она ищет собственный способ познания. Академические штудии, работа с натурой, прилежное рисование способны дисциплинировать и культивировать поставленность руки и сделанность линии, но могут остаться чуждыми языку современного искусства. Экспериментируя с формой рисования как актуальным медиа, Марина наследует, пожалуй, одному из главных своих учителей, - Леониду Цхэ, блистательному графику и живописцу. Будучи выпускником, а после преподавателем Академии, Цхэ как никто имеет право считаться важнейшим связующим звеном между классической, петербургской школой рисования (какой и является Академии художеств) и зоной contemporary art.

Вопрос становления себя как художника, принадлежности ко времени, всегда стоит перед молодым автором, уже готовым предъявить собственный метод. Увлечённость и пристрастность здесь более чем оправданы. Стахиева строит высказывание, используя различные выразительные средства. Экспозиционное целое, наполненное графическими циклами, становится средой и средством для практики наблюдения и анализа. Как в серии шелкографий или в инсталляции «Висячий мост», состоящей из пяти световых коробов, где индивидуальное сталкивается и переплетается с универсальным началом. Фотографические кадры из личного архива, взятые за основу для шелкографий, исследуют изображённые на них образы, предметы и связи. Серии повторяющихся сюжетов, мотивов позволяют посмотреть на себя со стороны, через сопротивление, отторжение и заново-принятие. Уверенная, постепенно раскручивающаяся, линия и форма лишает равновесия поверхность привычного листа. Классическое построение разъедается как кислотой за счёт рваных линий и наслоений. Разрывы в груди, искажённые позы и жесты, общая деконструкция изображения транслируют тревожное состояние внутреннего всматривания. Фиксация себя во время крушения надежд и иллюзий (золотые буквы текста-послания) отсылают к переосмыслению личного опыта, к необходимости выработки собственного пластического языка. Трудности интерпретации своей истории позволяют сконцентрироваться на самом важном, избегая общих мест, расширяя личные границы допустимого, а значит и степень возможного в искусстве. Стахиева органично находит и визуализирует ключевые моменты и ситуации, соединяющие разные коды и смыслы, тесно соприкасающиеся друг с другом, и как следствие, порождающие уникальный художественный контекст.

 

Анна Якубова