СМЕХ ПРОДЛЕВАЕТ МОЛОДОСТЬ

«Смех продлевает молодость» - выставка, на которой представлены избранные живописные произведения, созданные с 1980-х гг. по настоящее время. Они являются частью непрекращающегося цикла работ, удивительным образом соединяющих в себе мир человеческий и мир неописуемых существ, зверей и инопланетных созданий. Узнаваемые, ставшие традиционными персонажи художника вступают в сложные отношения, драматические взаимодействия друг с другом. Этот разноцветный бестиарий плохо поддаётся описанию. Его границы размыты, выводимые на поверхность картин существа принадлежат и к бессознательному потоку фантазии и снов, и к осязаемой яви.

Инал Савченков – последний романтик своей эпохи, яркий приверженец школы ленинградского неоэкспрессионизма, сформировавшейся в начале 1980-х гг. вокруг ключевой фигуры неофициального искусства Т.П. Новикова и созданного им движения «Новые художники». Савченков остался верен однажды избранному пути к когда-то революционному переходу к началу нового времени, преодолению собственного сознания и всей живописной формы.

Он пишет свои подчас комиксовые работы со всей серьёзностью. Спонтанность его художественного жеста соседствует со строгой линией, чётко выверенным очертанием. Художник очень тонко относится и к названиям своих работ, являющихся важной составляющей общего замысла. «Без царя в голове», «Рыба-сабля», «Охраняется законом», «Думай голова», - всё направлено на волну дикости и панка, игры и независимости. Классическое «холст/масло» превращается в поле битвы, напластование цвета на цвет. Буйство красного и зелёного, ярко-оранжевого, сине-голубого главенствует на поверхности картин. Краски льются потоком по ткани холста, застилая всё собой. Отношения цветов чередуются столь же фантастически, сколь нереальны сами персонажи. Мир явлений Савченкова – это мир искажений и диссонансов. Деформации подвержены все: взрослые, дети, животные. Обитатели его полотен угловаты и страшны, но всё же как-то по-детски, искорёженные, отрезанные, вывернутые глаза и зубы не вызывают отторжения и неприятия. При всей своей напряжённости эта живопись не агрессивна. Жители картин принадлежат то ли к какому-то зоопарку, то ли цирку, а то и вовсе ковчегу, спастись на котором могут те, кто, как художник, сознательно не желают взрослеть, а значит - подчиняться общим нормам.

Инал Савченков синтезирует опыт авангарда, стремясь к нахождению собственного стиля, в котором для него чрезвычайно важна связь с непосредственными жизненными впечатлениями, способными подсказать те или иные пластические, цветовые решения. Но также важна и визуализация неведомого, скрытого, позволяющая рассматривать его произведения в символическом ключе, где отдельные образы могут означать разные значения и смыслы. Самобытная художественная практика Савченкова ставит перед собой сложные эстетические задачи. Одна из которых – сохранить и передать дух лихости и бунта, вечной молодости и весны.

 

Анна Якубова